пятница, 19 января 2007 г.

Добрая лопарская сказочка...

Я тут такую попсовую "кольско-лопарскую" сказочку нарыла. Главное мораль не ясна. 


Жили были старик со старухой и имели они одну только дочь. Старик жил небогато и пошел один раз в лес драть береста - скалы. Подошел он к березе и стал снимать бересто. В это время откуда ни возьмись с березы соскочила ацак - лягушка и сказала ему: 
- "Каллас! Вальд му кунс". - "Старик, возьми меня замуж". 
- "Мохт мои вальдам ту. Мусте ли кав-сарн каллес", - говорит старик. - "Как же я тебя возьму. У меня есть жена".


Лягушка не сказала более ни слова, вскочила на березу и скрылась. 
Старик после этого испугался. Пошел он от той березы прочь и пришел к другой. Здесь опять перед ним явилась лягушка (и опять: "Не хотели бы Вы?", а он: "Ну на фиг.") Решил старик пойти к третьей березе, ушел подальше. Только сделал на бересте надрез, опять лягушка (с той же фигней). 
- "Ах голубушка, это я слышал уже от двух и ответил им, что у меня есть жена. Хватит мне и одной, да и что ты у меня будешь делать?" 
- "Старик! Если ты меня не возьмешь, тебе тогда будет худо и смерти не миновать. У меня есть ножницы - скарри. Я раз уколю ими тебя - будет две раны на твоем теле; другой - будет четыре, а третий - будет шесть. Ты тогда изойдешь кровью, и мясо твое я съем". 

Старик стоял в это время ни жив ни мертв: умереть не хотелось, и он сказал: «Делать нечего! Пусть будет по твоему, только я тебе сделаю другую вежу (жилище такое) и буду приходить каждый день несколько раз». 
Лягушка согласилась и они пошли. Сделал старик ей вежу и зажил так же, как и ранее. К лягушке ходил и делал, что она ему приказывала. Ровно через год у ней родилось два сына и одна дочь. Дали имена: первому сыну – Веррун-чулд – Тесаный пень, другому – Ихт-сяпаласт – Олений хомут и дочери – Кыдзым-чалм – Остроглазка.
На первых порах жили они хорошо и согласно, но, когда стали у лягушки дети большие, она стала требовать пищи. Старик между тем сделался стар, и приходилось иногда ему поэтому лягушке-жене в просьбах отказывать.
Раз дети, наученные матерью, пришли к старику и сказали: «Есчь! Удь миги пурать!» - «Батюшко! Давай нам и матери есть, а нет – она придет с нами сама тебя съест».
«Деточки, чего я вам дам! Я стар и сам питаюсь почти только белым мхом. Вот еще иногда принесет дочь рыбы, поем, а нет – хоть умирай с голоду».
Выслушав это, дети лягушки убежали и пересказали все матери. Лягушка, нимало не медля, взяла детей и пошла к старику. Зашли они в вежу, убили старика, высосали сперва из него кровь, а после съели и мясо. Старуха с дочерью в это время плакали, но горю пособить не могли. Когда лягушка с детьми наелись, они ушли домой.
Когда они ушли, старуха сказала дочери: «Знаю, что они скоро съедят и меня. И вот, когда придет это время, ты сделай так. Когда они будут есть меня, ты в то время собирай все мои косточки в мешок и считай их. Всего ты положишь 99 косточек, но нужно будет, чтобы было сто. Ты после этого Остроглазку ударь в спину, и у ней изо рта упадет кость. Ты возьми и эту. Положи в мешочек и беги скорее прочь. Когда придешь ты до лужка, у которого течет речка, на лужок косточки положи на одно место и ударь по ним сучком березовым три раза, и перед тобой явится избушка. Тут и живи. Да, вот тебе еще сонная спичка – наер сагги».
Так все и вышло. Лягушка с детьми съела старуху, а девочка поселилась в избе. Спустя время и туда пришла лягушка с детьми. Послала лягушка старшего сына – посмотреть, как та живет. Веррун-чулд – Тесаный пень – обратился странником. Девушка пригласила его в дом, но догадалась, кто перед ней. Она напоила его, накормила, приготовила для отдыха постель и сказала: «Ложись спать, а я у тебя поищу в голове». Веррун-чулд лег, и она стала гребнем чесать и искать у него вшей. В то время сама сонною спичкой уколола ему глаза и уши, и он ничего после этого не увидел и не услышал. Сама девушка в это время вышивала серебром и золотом пояс и играла с солнцем. 
Наступил вечер. Она подошла Веррун-чулду и разбудила: «Время вставать и идти, потому что на ночь у себя я никого не оставляю». Сын лягушки встал, поблагодарил и ушел. Когда пришел к матери, та спросила, что делала девушка. «Я спал и ничего не видел», - отвечал Веррун-чулд. Осерчала мать-лягушка. – «Завтра ты иди, Ихт-сяпаласт – Олений хомут». (Короче, с тем же результатом). И тогда лягушка послала Кыдзым-чалм – Остроглазку.
Остроглазка пошла, девушка не заметила у нее задних глаз, и та увидела все и рассказала матери про сонную спичку, про пояс и солнце.
Утром вломились все четверо, схватили девушку, зашили в нерпичью шкуру и бросили в море. Тут и изба исчезла. А девушку море выбросило на берег, она надрезала шкуру, вылезла наружу и пошла.
Долго скиталась, потом встретила большой дом. Открыла двери, а там крови – как озеро. Вытаскала она кровь ведрами. Устала. Смотрит – у комелька рески пекутся. Поела. Тут пришли люди, и среди них Найнас. Говорит он девушке: «Красавица, с этого времени ты будешь мне женой. Жаль только, что тебе оставаться здесь нельзя, особенно ночью. Лишь только стемнеет, соберутся сюда все убитые, будут резаться и тебя могут зарезать». Дал он девушке клубок ниток и велел идти за ним. Так пришла она к матери Найнаса.
Но тут взошло солнце и забрало девушку к себе. И стала она женой солнца… 

The End.

© Кошечкин Б.И. Открытие Лапландии. – Мурманск: Кн. Изд-во, 1983. – 128 с., ил.

Комментариев нет: